«Не спрашивай, по ком звонит колокол»

Метаболический синдром – это комплекс нарушений обмена веществ, при котором значительно повышается риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета 2-го типа, жировой инфильтрации печени и.т.д.

20.02.2017


«Не спрашивай, по ком звонит колокол»

Подобные состояния могут привести к инфаркту, инсульту или циррозу печени, что значительно сокращает жизнь людей. Но, по мнению Юрия Успенского, доктора медицинских наук,  профессора,  заместителя директора НИИ экспериментальной медицины ФГБУ СЗФМИЦ им. В.А. Алмазова МЗ РФ, руководителя курса гастроэнтерологии ПСПб ГМУ им. акад. И.П. Павлова, члена президиума Российской гастроэнтерологической ассоциации, члена президиума Научного общества гастроэнтерологов России (Санкт-Петербург),  таких тяжелых осложнений можно избежать, или свести до минимума,  если  соблюдать режим,  вести активный образ жизни.  Говоря об этом, он привел слова великого хирурга, одного из отцов русской медицины Николая Ивановича Пирогова: «Лучше фунт профилактики, чем пуд лечения». 

Метаболический синдром – болезнь цивилизации

Даже у обезьян, если посадить их в неволе на гиперхолестериновую диету, вызывать искусственную гиподинамию, очень быстро развивается атеросклероз, гиперлипидемия,  жировая инфильтрация печени и другие проявления метаболического синдрома. У приматов, как и у людей, развивается ожирение, нарушение толерантности к глюкозе и сахарный диабет, артериальная гипертония, чего в дикой природе нет вообще.

        В древние времена полнота считалась признаком благополучия, достатка, плодородия и здоровья. Согласно сексуальным и эстетическим представлениям древних охотников, женщина, ради которой они протыкали друг друга копьями, проламывали головы палицами, была полной. И это было обусловлено природой. Жизнь зависела от успеха охоты, а он, успех, бывал переменчивым. Если охотник не приносил в пещеру мяса, то выжить и прокормить потомство могла только такая женщина.

– А между тем несоответствие между тратами энергии и потреблением пищи за последние годы  драматически снизились, – продолжает профессор. Одним из основных факторов, способствующий распространению ожирения и метаболических заболеваний, является уход пищевой индустрии от производства натуральных продуктов и переориентация на производство высококалорийных дешевых продуктов «fast food».  К примеру, только в США сегодня насчитывается 320 тысяч компаний, выпускающих высококалорийную, жирную, рафинированную еду. Следствием этого стало то, что современный человек, не доедая овощей и фруктов, очень скудно испражняется – не более 150 граммов в сутки, и как следствие – страдает хроническими запорами. А запоры – путь к раку кишечника. И только лишь аборигены и индейцы Африки, Полинезии, Амазонии получают достаточное количество растительных волокон и у них такой стул, который был у наших предков в XIX веке. Современный мир столкнулся сейчас с пандемией ожирения. В Индии зафиксирован случай, где 6-летняя девочка весит 190 килограммов и страдает запорами.  И это не единичный случай. Раскормленных детей сейчас по всему миру становится очень много. Это страшно, потому что речь идет о генофонде наций.

Сегодня мы лечим больных со стенокардией, инфарктом, артериальной гипертонией, недостаточностью кровообращения, сахарным диабетом и циррозом печени. Метаболический синдром и дисбиоз кишечника – это то, что составляет клинико-патогенетическую предтечу этих заболеваний, существенно сокращая продолжительность жизни человека.

Согласно прогнозам ВОЗ, к 2050 году пандемией метаболического синдрома будет охвачено уже 50% людей на Земле. Если бы нам удалось с ним справиться, то смертность уменьшилась бы в 4 раза. Для сравнения: если  победить рак, то этот показатель уменьшится в два раза. То есть проблема метаболического синдрома еще более вопиющая, нежели онкологических заболеваний. Прогноз по людям, имеющим проявления метаболического синдрома, печален: повторный инфаркт миокарда в 40 лет ограничивает их плодотворную жизнь.

Другим важным фактором роста метаболических заболеваний является гиподинамия. За последние 50–60 лет  энерготраты снизились на 1000–1200 кКал. Транспорт, лифт, бытовые приборы– все сводит их к минимуму. К этому надо добавить человеческую лень: не хотим  заниматься спортом. И теперь суточные энерготраты для женщин составляют в среднем 1900 кКал, для мужчин – 2200–2300 кКал».

Какие еще причины приводят к тому, что мы поглощаем такие огромные количества пищи и алкоголя? Понятно, что мы живем в век стрессов. Это приводит к нарушению пищевого поведения с повышенным поглощением пищи, а мужчины еще и запивают алкоголем, поскольку он универсально воздействует на наши головные рецепторы. В начале это носит защитный характер, уменьшая эмоциональное напряжение и тревогу («заедание проблем»). Затем это становится способом ухода от реальности («пищевое поощрение»),а в последствии развиваются соматическая или психическая патологии и другие виды аддикции.

 Заедание тревог и проблем – непродуктивная стратегия, приводящая к развитию ожирения и метаболического синдрома. Прав был, видимо, Шандор Ференци, ученик великого Фрейда, который еще в 50 годах прошлого века сказал, что наступит время, когда люди вместо того, чтобы любить, будут есть. И действительно, сейчас немало тех, кто в значительной мере потреблением пищи сублимирует любовную активность. Установлена связь между ранним началом метаболического синдрома и ишемической болезнью сердца. Риск сахарного диабета при метаболическом синдроме также  возрастает катастрофически.  Одним из обязательных проявлений метаболического синдрома является жировая болезнь печени. Все начинается с легкого накопления жира в печени. В последующем ожирение печени становится более заметным и присоединяется еще и воспалительный компонент. Проходит немного времени и к нам приходит пациент,  чаще это женщина, у которой отрицательные маркеры вирусного гепатита; она не употребляет алкоголь, но у нее уже асцит, варикозное расширение вен пищевода. Словом, на лицо картина цирроза печени с нарушением ее функции. Это заболевание называется неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП). Это настоящий бич XXI века. Превзойдя в социально-клиническом отношении вирусные гепатиты, НАЖБП намного чаще становится причиной трансплантации печени. Чем ее лечить?

 

В поисках выхода

Итак, метаболический синдром и дисбиоз кишечника. Только ленивый сейчас не говорит о сочетании двух этих процессов. По сути, это сегодня, по словам профессора Ю. Успенского, основной вектор направления научной мысли современной медицины.

– Если мы посмотрим статистику смертности по России на конец XIX века, то люди часто умирали от кровавого поноса, от холеры, от других инфекционных заболеваний, но практически никто не доживал до сердечно-сосудистых патологий, – поясняет он. – И вот появились средства борьбы  с этими заболеваниями – антибиотики. Однако их регулярное использование изменило кардинальным образом микробиоту кишечника человека. На самом же деле нормальная микрофлора человека, которая по весу составляет 2,5-3 кг.,  является своеобразным экстракорпоральным органом, играющим в организме жизненно важные функции.  Сейчас мы едим колбасу, которая годами не протухает, пьем молоко, которое не скисает. Нет сомнений, что они напичканы антибиотиками. В аптеках их нам отпускают фармацевты и провизоры, иногда без всяких показаний. Что влечет за собой неконтролируемое потребление антибиотиков? А то, что по сути к трем основным из пяти классов антибиотиков уже имеются устойчивые микроорганизмы, то есть микробы нас скоро просто съедят. Выходит, мы сами воспитываем полирезистентные штаммы? А между тем нарушение микробиоты и дисбиоз – это не просто, когда пучит и слабит. Микробиота играет колоссальнейшую роль в организме человека. Она, например, способствует выведению избытка холестерина из организма.

О роли и связи нарушения качественного и количественного состава кишечной микрофлоры и ожирения сегодня заговорили на мировых научных медицинских конгрессах. Дело в том, что ожирение – это не просто потребление большого количества еды, речь идет также еще и о наличии дисбиоза. Механизмы, приводящие к развитию этого состояния, сегодня уже доказаны. Атеросклероз начинается в кишечнике с нарушения энтерогепатической циркуляции желчных кислот, вследствие чего нарастает холестериновая агрессия. Это говорит о том, что выдвинутая в 1912 году «холестериновая» теория доктора Аничкова безусловно правильная. Взаимодействие цепи печень–кишка – это то место, где начинаются основные стигмы атеросклероза и всех заболеваний, которые с ними ассоциируются.

 

Поможет ли «золотая» пилюля?

 

– Однако мы не можем уповать только на таблетки, полученные путем химического синтеза, – считает профессор. – Компании тратят миллиарды долларов и получают все новые и новые препараты, а люди продолжают умирать от инсультов и инфарктов. Значит, надо что-то менять в наших мозгах и возвращаться к матушке-природе.  Дени Дидро писал:  «…что есть только несколько общих средств, на которые можно положиться. Это режим, упражнения, развлечения и природа». Но мы, современные люди, ленивы: не хотим заниматься упражнениями и ограничивать себя в жирной и сладкой пище. Мы хотим принять какую-то золотую пилюлю и выздороветь. Но так не бывает.

Происходит, своего рода, ренессанс. Есть аналитические прогнозы, согласно которым препараты на основе растительных соединении будут восполнять в XXI веке порядка 50% лекарств. Так было во времена Древнего Рима, связанного с именем великого врача Клавдия Галена, и так было в доисторическую эпоху. В отличие от химических аналогов эти средства имеют высокий профиль безопасности, они не кумулируют в организме, для них нехарактерны лекарственные взаимодействия, у них нет побочных эффектов и они не ускользают из-под фармакологического контроля.

Среди гепатопротекторов к таким препаратам относятся эссенциальные фосфолипиды. Это уникальная группа природных соединений, из которых сделаны лекарственные препараты. Они  используются свыше 60 лет.  Большой спектр терапевтических эффектов,  высокая степень доказательной базы и безопасность этих препаратов, нашли широкое применение как во взрослой, так и педиатрической практике.

 Термин «эссенциальные»  значит незаменимые, важнейшие фосфолипиды, которые составляют основу всех клеточных мембран организма человека.   Они не вырабатываются в человеческом организме и поступают только с пищей. Основную массу незаменимых жирных кислот мы получаем с растительными маслами.  В своем составе имеют незаменимые высшие жирные кислоты (линолевая и линоленовая). Оболочки клеток состоят из разных видов эссенциальных фосфолипидов. К основным видам относятся фосфатидилхолин, фосфатидилэтаноламин, фосфатидилсерин, фосфатидилинозитол, главная биологическая роль которых заключается в том, что они являются структурными компонентами многих биологических мембран. Кроме того, они участвуют в передаче информационных сигналов клеткам, на мембранах которых имеются рецепторы, связанные с G-клетками; участвуют в образовании эндогенного ацетилхолина; являются ко-факторами многих белков-ферментов; снижают синтез провоспалительных цитокинов; участвуют в генерации апоптоза.

      Cегодня представляет большой интерес препарат Эссливер Н, который имеет  сбалансированный состав эссенциальных фосфолипидов. Он на 48% состоит из фосфатидилхолина, остальную долю составляют другие фосфалипиды. Только в составе этого препарата фосфолипиды могут адаптироваться под меняющиеся потребности гепатоцитов.  Назначение таких многокомпонентных фосфолицидных смесей  вызывает в организме разнонаправленные реакции и обеспечивает гибкое реагирование на изменение насущных потребностей клеток. 

– В качестве примера я приведу одну из наших пациенток – женщину предпенсионного возраста, – поясняет профессор Ю.Успенский. – Дети выросли, делать особо нечего. Развлекается, потребляя большое количество пищи. В результате ожирение, метаболические изменения, жировая болезнь печени и риск развития цирроза печени. Напуганная безрадостным будущим, она садиться на гипокалорийную диету. Ей был назначен препарат Эссливер Н. Через 6 месяцев пациентка похудела на 15 килограмм, а главное, в печени исчезла жировая инфильтрация, уменьшился фиброз.

Теперь о статинах. Снижая уровень холестерина в крови, они  спасают миллионы кардиологических больных. Однако, у этого явления есть обратная сторона. Это неблагоприятное   действие на гепатоциты. Поэтому назначение высоких доз статинов – это далеко небезопасно. В США, например,  статиновые фульминантные острые гепатиты являются основной причиной гибели людей от побочных негативных эффектов.  Поэтому  комбинирование статинов с такими препаратами, как Эссливер Н, позволяет, с одной стороны,  снизить их дозу, с другой, защитить печеночные клетки от негативного воздействия статинов.  Таким образом,  назначение эссенциальных фосфолипидов, таких, как Эссливер Н, не ограничивается только  метаболическими поражениями  печени. С успехом они применяются при лечении лекарственных поражений печени,  как адъювантная терапии при получении больными противовирусной терапии, а также в качестве функционального питания для лиц, соблюдающих гипохолестериновую диету.

0 комментария

Подписаться на новости:

ТЕСТ. У вас остеоартроз?

Пройдите тест, чтобы узнать, находитесть ли вы в зоне риска по остеоартрозу.

z-index