Клетки-эгоисты вызывают рак

Каждый год в Казахстане от рака умирает около 17 тысяч человек. Причем число заболевших каждый год растет. Если в 2006 было отмечено 28573 заболевших, то к 2011 году эта цифра увеличилась на 1700 человек. Директор института онкологии и радиологии Куаныш Нургазиев в одном из своих интервью рассказал, что ежегодный рост числа онкобольных -  от 700 до 1200 человек. Так что же такое рак и почему с ним так трудно бороться?

Странно, но раковые клетки ничем не отличаются от обычных. Просто нормальные живут так, как это нужно организму, тогда как раковые клетки живут для себя. В этом смысле это клетки-эгоисты. Опухоль фактически – это колония клеток с асоциальным поведением.

Опухоль никогда не появляется ни с того ни с сего – ее образованию предшествует долгий процесс, так как раковая клетка – это результат мутации генома. На старте все клетке человека одинаковы, но некоторые по разным причинам начинают мутировать. И в мутации нет ничего страшного, пока она не повлияет на какой-либо важный процесс. В конце концов, все клетки в той или иной степени мутируют – геном не остается прежним, ему необходимо развитие.

Клетка в организме имеет свою четкую программу – она должна родиться, послужить добрую службу организму и умереть. Смерть клетки – отлаженный механизм – в нужное время специальные белки разрушают ее, причем погибнуть она должна правильно. Не просто разделиться на части, а фрагментироваться так, чтобы ее могли съесть макрофаги. Если клетка стала чуть-чуть лучше размножаться или сложнее умирать – она изменилась. Но это еще не опухоль, только лишь мутация. Но вот среди ее потомков начинается дарвиновский отбор – с новым поколением клетка учится тому, как лучше всего не подчиняться организму.

Таких клеток очень много и у здорового человека они есть – все родинки являются опухолями. Это асоциальные клетки, их не должно быть, организму они не нужны, но они уже есть. Многие подобные опухоли, типа жировой липомы, не опасны, не портят внешность и жизнь. Человек живет так мало, что липома просто не успевает мутировать в смертельную липосаркому.

Но вот однажды может накопиться такое количество мутаций, что опухоль становится опасной.

Современная медицина все еще плохо справляется с раком, хотя количество методов лечения каждый год растет. Но классическим способом остается химиотерапия. Как онга действует? Как было указано выше, клетка смертна. Она может умирать через четыре дня после появления, как клетка эпителия кишечника, а может почти не обновляться совсем, как нейроны. Однако в любой клетке заложена программа смерти. Раковые клетки научились обходить эту программу, а вот задача химиотерапии спровацировать начало программируемой гибели клеток. Фактически, врач старается не уменьшить опухоль, а заставить клетки умирать.

На этом пути существует множество трудностей. Запустить программу смерти для клетки можно, но хуже, если она сломана. Скажем, если не работает белок р53, то клетки плохо уходят в программируемую гибель и болезнь хуже лечатся. Или же порой необходимо не только убить клетки, но и остановить их размножение. Бывают клетки, которые остаются на этапе размножения и не могу остановиться. Тогда нужны препараты, которые запустят дифференцировку, остановку размножения.

Одни из важных выводов из сказанного в том, что образование опухоли – это медленный процесс. И если определить проблему на ранней стадии, то и вылечить гораздо легче. Скажем, если у человека при гастроэнтерескопии обнаружены полипы, обычные отростки на стенке желудка, то их нужно просто удалить и тогда рака желудка не будет. Но с полипами или раком кожи легко – их просто диагностировать, но как быть с более глубокими опухолями? Для этого используются реакции на онкомаркеры. Онкомаркеры – это белки, являющиеся антителами. Эти проверки получили сейчас достаточно большое распространение.