Лицо на выбор

Автор: Патриция Маркс для The New Yorker

Источник: http://www.newyorker.com/magazine/2015/03/23/about-face

Если хотите почувствовать себя некрасивым, вам нужно попасть в Сеул. Здесь просто пугающее количество женщин, собственно как и мужчин, выглядят как принцессы из аниме. Пассажиры метро прихорашиваются перед специально установленными на всех станциях зеркалами высотой в полный рост. Соискателей обычно просят прикреплять фото к их резюме. Замечания родственников, типа «Ты выглядел бы гораздо симпатичнее, если бы у тебя был подбородок поуже» считаются теперь не более обидными, чем фраза «Ты бы выручил больше за квартиру, если бы переделал кухню».

Южные корейцы не просто переживают о своей внешности, они вкладывают деньги в свои губы, глаза и носы. По некоторым данным в стране делают самое большое количество пластических операций на душу населения в мире. (Бразилии нужно еще немного подтянуться, чтобы получить это титул). США опустились до шестого места, хотя страна все еще удерживает первенство по общему количеству операций. По приблизительным оценкам от одной пятой до одной трети сеульских женщин попадали под нож, а результаты опроса, проведенного BBC, говорят о том, что хирургическому вмешательству подвергались более половины двадцатилетних девушек. Что касается мужчин, по некоторым подсчетам, они занимают 15% рынка вместе с бывшим президентом страны, который во время нахождения на посту делал операцию по формированию двойного века. Однако статистические данные могут быть неточны ввиду отсутствия в данной сфере какого-либо контроля и невозможности получить официальные данные. .

Салоны пластической хирургии

В январе я провела пару недель в сеульском так называемом Квартале преображения, который располагается в престижном районе  Каннамгу, этаком Беверли Хиллз Сеула. Я побоялась застрять в пробке, и мы с переводчиком решили спуститься в подземку, в которой имеется сеть Wi-Fi, установлены сиденья с подогревом и демонстрируются видеоролики, которые рассказывают, как нужно реагировать в случае биологической или химической атаки. Стены на станциях увешаны огромными щитами с рекламой клиник пластической хирургии. На многих из них можно увидеть танцовщиц из группы подержки в блестках, иногда с драгоценными тиарами и в коктейльных платьях, которые зачастую стоят рядом с собственными изображениями «до операции», демонстрирующими хмурых стеснительных девушек с тоской в глазах, низкой переносицей и квадратными подбородками.  «Вот почему звезды чувствуют себя уверенно даже без макияжа», - гласит надпись на одном из щитов. «Все, кроме тебя, уже сделали это», - значится на другом.

Вы поймете, что попали в нужное место, когда станете замечать вокруг все больше и больше направляющихся по своим делам людей в возрасте 20-30 лет с отечными лицами, синяками и повязками. Еще одна подсказка – здесь в пределах одной квадратной мили умещается около 500 клиник, расположенных в бетонных коробках, которые выглядят так, будто их все построили за один день. (Раньше этот район состоял главным образом из грушевых плантаций, капустных полей и домов с соломенными крышами, пока городу не пришлось в срочном порядке сделать собственную «подтяжку» в преддверии Олимпийских игр 1988 г.). Некоторые клиники занимают целых 16 этажей, а смая крупная – аж несколько многоэтажных зданий. Однако большинство клиник оказались скромнее. На зданиях закреплены длинные вертикальные вывески с надписями на корейском, похожие на хирургические бинты, которые нависают над тротуарами. На вывесках указаны названия клиник, которые можно перевести как «Маленькое личико», «Волшебный нос», «Доктор Длянос», «До и после», «Перерождение», «Желанная», «Золушка» и т.д. Также имеется родильный дом, специализирующийся на усовершенствовании внешности будущих и только что родивших мам.

Красота на конвейере

Мой переводчик, Ким Ки Бум согласился подыграть мне и выступить в роли потенциального пациента. Мы начали свое путешествие по клиникам, расспрашивая врачей, о том, что бы мы могли изменить в себе. Ки Бум - профессор Института искусств Сотбис, ему 31 год, и он приехал в Сеул навестить свою семью. По меркам пластической хирургии он уже не молод, поскольку считается, что пластика, так же, как  программирование, спортивная гимнастика и каша на завтрак – это для детей. Для корейского подростка в порядке вещей получить в подарок в честь окончания школы операцию по коррекции носа или блефаропластику с формированием двойного века (создание складки верхнего века, с которой глаза кажутся больше) – эта процедура пользуется наибольшей популярностью в Корее.

«Все девушки в 19 лет делают пластику, так что, если вы ее не сделали, то через несколько лет ваши друзья будут выглядеть лучше, а вы будете выглядеть как вы, только недоработанная», - так сказала мне студентка колледжа, сделавшая блефаропластику. «Мы делаем операции пока молоды, чтобы затем на долги годы сохранять наши новые лица», - поделилась другая молодая девушка. Боюсь, что для меня время уже упущено.

«Давай спросим, могут ли они сделать нас похожими», - шепнул Ки Бум в приемной клиники «Маленькое личико», которая специализируется на исправлении контуров лица, пока мы ждали консультанта, чтобы обсудить нюансы операции и договориться о цене. (Нужно отметить, что ценовой диапазон в Корее очень широкий, но нередко стоимость составляет треть от того, что вы потратили бы в США. Как и в магазине «Bloomingdale’s, здесь невозможно не получить скидку»). У Ки Бума веки без складок, рельефный нос, четко очерченная в форме буквы «М» верхняя губа и небритый подбородок. У меня нет ни одной из этих черт, и я не такая красивая. Мы сидели на кожаном кресле в приемной с фиолетовой подсветкой, которая была похожа на космический корабль «Энтерпрайз». Сотрудницы этой клиники, так же, как и всех других клиник, которые мы посетили, носят униформу  – короткие юбки, туфли на высоком каблуке, обтягивающие блузки. Их тела и лица, за исключением изредка встречающихся носов, напоминающих формой лыжный трамплин, являют собой живую рекламу мастерства корейских медиков. Весь персонал – женщины, за исключением большинства врачей и барристы (прекрасный капуччино!) в приемной клиники «I.D. Hospital».

Я попросила Ки Бума объяснить, почему клиника называется именно «Маленькое личико». «Корейцы, и вообще азиаты, считают, что у них большие головы. Вот почему на групповых фото девушка будет пытаться встать как можно дальше, чтобы ее лицо выглядело относительно небольшим. Собственно это объясняет популярность операций по уменьшению подбородка и приданию ему V-образной формы», - объяснил мой спутник. Желаемая форма достигается методом стачивания нижней челюсти с помощью вибрационной пилы или дробления костей с последующей коррекцией формы обеих челюстей. Эта операция изначально использовалась для исправления тяжелых врожденных деформаций. (В прошлом году клинику оштрафовали за то, что на ее территории в двух витринах было выставлено более 2000 фрагментов челюстей. Каждая кость была снабжена ярлыком с указанием имени пациента, у которого она была изъята).

Почему корейцы делают пластику?

Ки Бум и я просматриваем журнал «Look Book» с отзывами и фотографиями тех, кто уже прошел через операцию. (Записи из такого же журнала в клинике «Grand Plastic Hospital»: «Стоило немного потерпеть боль! Зато теперь до конца своих дней я буду красивой и совершенной», «Я выглядела так, как будто страдала от голода, однако вид был далеко не роскошный: глубоко посаженные глаза, плоский лоб…», «Теперь я симпатичная даже со спины!», «В 80-х, когда я был маленьким, идеалом считались лица европейского типа с четкими контурами и большими глазами, - рассказал Ки Бум. – Мне кажется, что сейчас мы пожинаем плоды. Все стали похожи друг на друга, поэтому необычные черты стали цениться». Многие оспаривают мнение, что корейская пластическая хирургия копирует западные образцы красоты, утверждая, что большие глаза и бледная кожа как признак достатка – это общее место. Интересно, что все, с кем я говорил, отметили тенденция распространения такого типа лица, которое походит на детское. Другая тенденция - aegyo sal – формирование улыбающихся глаз и милой кожи. Для этого под глаза делают инъекции жира, чтобы очертания глаз напоминали очаровательный взгляд малыша.

В приемной клиники крутили ролик, в котором девушка рассказывала о своей мечте стать актрисой, но ей мешало то, что она была недостаточно хороша собой. И так продолжалось до тех пор… ну вы поняли. А тем временем Ки Бум заполнял опросник для новых пациентов. Вот некоторые из вопросов:

Причины, по которым вы хотите операцию:

  1. Подготовка к трудоустройству
  2. Свадьба
  3. Хочу вернуть уверенность в себе
  4. Советы окружающих

Как вы хортите выглядеть?

  1. Естественно
  2. По другому
  3. Совершенно иначе

Кого из звезд вы хотите напоминать больше всего?

Есть ли у вас друзья, которые сдалали пластику?

  1. 1
  2. 2-3
  3. 3-5

Много

Когда вы получите желаемый результат, вы

  1. Загрузите селфи без использования Фотошопа
  2. Найдете любовника
  3. Найдете работу
  4. Поучаствуете в конкурсе красоты

За день мы посетили около трех клиник. Ки Бум спрашивал у хирургов: «Что бы вы мне посоветовали изменить?». На что часто получал ответ: «Вы уверены, что вам нужно что-то менять?». Зато когда спрашивал я, мне, помимо лазерной терапии и подтяжки кожи на лбу («У азиатов там нет морщин, потому что поднимать брови – это признак грубых манер», - отметил врач), советовали сделать подтяжку лица, ну или хотя бы вживить сеть волокон, которые подняли мою кожу вверх, будто на подвесках моста. А еще я так много слышал о мешках под глазами, что даже запереживал, не возьмут ли в Кореаи Эйр дополнительну плату за ручную кладь.

Треть бизнеса делают так называемые «медтуристы», в основном, конечно, из Китая. Одна из причин – пресловутый корейский K-pop, «корейская волна», которая захлестнула мир. Она сформировала не только вкусы того, что слушают люди, но и того, как они должны выглядеть.

Косметические трансформации могут быть такими разительными, что у клиник иногда запрашивают официальное подтверждение, что у них был тот или иной иностранный пациент. Эта информация нужна, чтобы убедить пограничников, что человек не участвует в программе по укрытию свидетелей.

Да, конечно, все мы хотим выглядеть хорошо, но не с седьмого же класса. Я попыталась выяснить, в чем причина такой популярность пластической хирургии. Для этого я обратился к профессору психологии Йен Кук Су из Йонсейского университета. «Один из факторов, который отличает нас от Западного общества – это важность внешних составляющих личности (социальный статус, жесты, одежда и внешность) против внутренних (мысли и чувства)», - объяснил Су. Он отметил, что в Корее не так важно, что человек думает о себе, куда важнее, что думает общество. «В США если у ребенка есть задатки музыканта, вы никогда не будете заставлять его играть в футбол. На Западе есть идея того, что человеческие фактора заданы и есть небольшой потенциал к изменению. В Корее напротив родители полагают, что если приложить усилия, то выйдет футболист». Так что в Корее могут не только вырастить ребенка, чтобы он играл как Бэкхем, но и, приложив некоторые усилия, сделать так, чтобы он и выглядел как Бэкхем.

В общем, это не та страна, которая сдается. Конечно, Корея – одна из самых уязвимых стран, историки подсчитали, что на нее нападали более 400 раз, хотя сама она ни разу не выстуала в роли агрессора. Наверное за исключением Вьетнамской кампании. После Корее-корейской войны ВВП составлял 64 долл. на душу, это было меньше, чем в Сомали. А жители страны жили в то время при репрессивном режиме. Сегодня же Корея – страна, которая занимает 15 место по уровню ВВП в мире. Это поразительно – эта страна улучшила сама себя с той же тщательностью, с какой сейчас корейцы меняют свою внешность…

 

Продолжение на сайте The New Yorker