Операция без документов

В прошлую субботу стала известна история молодого уролога из Талдыкоргана Жасулана Даулетбаева. Он провел две операции, после которых пациенты поправились, однако несмотря на положительный результат, к врачу могут применить штрафные санкции, поскольку он не имел права делать подобную операцию.

Г-н Даулетбаев рассказывает, как к нему доставили пациента с камнем в мочеточнике, из-за которого он не мог мочиться. Врач с коллегами решили не проводить обычную операцию с большим разрезом, а воспользоваться методом лапароскопии, при которой операция на внутренних органах делается через небольшие отверстия в 0,5-1,5 см.

Однако впоследствии выяснилось, что проводить такую операцию можно только при наличии разрешения в Научном центре урологии им. Джарбусынова, а также в областном Комитете контроля медицинской и фарм. деятельности. В интервью руководитель комитета по оплате мед.услуг Минздрава РК по Алматинской области Максут Калажанов заявил, что «одного желания помочь пациентам мало». Лапароскопия относится к высокоспециализированной медицинской помощи, а потому требует дополнительных бумаг.

Заместитель директора городской талдыкурганской больницы Каирбек Нургалиев в свою очередь отметил, что все необходимые прошения подавались, однако ответа из Центра урологии не пришло. Г-н Нургалиев отмечает, что из-за бюрократии простаивает современное оборудование, а кадры, прошедшие переподготовку, не могут работать в полную силу. Вместе с тем нужно отметить, что врач Даулетбаев брал на себя большой риск, поскольку в случае неудачной операции факт о том, что у больницы не было разрешения, приобрел бы совсем другой цвет.

Интересно, что Минздрав в этом конкретном случае ответил журналистам газеты «Время», что администрация больницы не подавала заявку о наличии специалистов и оборудования в Комитете контроля медицинской и фарм. деятельности. Однако руководитель этого Комитета Гульмира Калдыбаева сообщала, что больница подавала заявку.

Очевидно, что основная проблема в этой ситуации – это невстроенная система бюрократической коммуникации, в которой вероятно не предусмотрена ответственность за неправомерную невыдачу документов, не предусмотрены конкретные сроки, в которые компетентный орган должен дать ответ. Если же все правила документооборота в случае с получением разрешений есть, то возникает вопрос о том, почему администрации больниц не обращаются в правоохранительные органы с требованием разобраться. Так, если Каирбек Нургалиев уверен, что процедура подачи была соблюдена, то почему он не воспользовался правом обратиться в прокуратуру с просьбой проверить законность отказа.